РОССОДЕЙСТВИЕ
благотворительный фонд
8-800-234-9654

Друзья, сегодня мы начнем непростую историю Алеши Демченко, 8 лет. г. Болохово, Тульская область. 

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ В СБОРЕ СРЕДСТВ оплата счёта в ДЕТСКИЙ РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «РОДНИК» г. Санкт-Петербург

БФ РОССОДЕЙСТВИЕ открывает сбор средств и просит всех отзывчивых и не безразличных людей оказать, посильную помощь.

Помочь Алексею Вы можете, отправив СМС с текстом «ОКЕЙ 500» (500 — сумма пожертвования) на короткий номер 3434 или сделать перевод по реквизитам Фонда на странице сайта.

Счёт на оплату.

Рассказывает мама ребёнка Олеся:

  • Алеша родился 30 марта 2010 года, на сроке 28-30 недель, путем кесарева сечения с массой тела 1470 гр., длинной 41 см. Раньше времени это произошло потому что у меня были сшиты вместе — матка с брюшиной. Когда было кесарево первый вопрос врачей: «Кто вас так зашил? » Я им ответила: «Ваши коллеги»…. 
    Рождение Алеши на свет — это первая история его жизни, которая повлекла за собой тяжелые последствия. 
    После начала кесарево врачи между собой говорили, что я молодая… ещё рожу (((((. 
    Я им сказала, что мне нужен мой ребенок, у меня был наркоз эпидуральный, я все понимала, осознавала и говорила. 
    Когда его достали он сразу закричал, его положили на меня и сразу забрали в реанимацию. Самостоятельно он не пил, ни ел, почти не дышал. 
    Он был такой маленький и беззащитный. В реанимацию меня очень редко пускали, а он там все время плакал. Кормить мне не разрешали, кормили его через зонд смесями. Пытались отключать от ИВЛ, но не всегда получалось он переставал дышать. За первые 8 суток в реанимации была остановка дыхания. Но тогда я еще не понимала, какой тяжелый путь нам предстоит…
    На 9 день нас перевозили из перинатального центра в больницу города Новомосковска. И при перевозке у ребенка произошла остановка дыхания, потом сердца и гипоксия (((. 
    Когда мы позвонили в больницу, нам сказали — ваш ребенок умер. У меня сразу потемнело в глазах, пропала речь, я начала терять сознание, хорошо рядом оказался муж. Но в след после этого они говорят, мы его откачали, но произошло кислородное голодание. В голове у Алеши образовался тромб, а потом началась развиваться гидроцефалия. Его сразу опять положили в реанимацию. И нас только пускали 1 раз в неделю, я не могу передать, что с нами происходило. Я молилась всем богам, чтобы он выжил. Старший сын тоже всегда целовал иконки и просил, что бы его братик выжил. Каждый день мы звонили в реанимацию и нам говорили, что он очень тяжелый. Они не могли сказать выживет он или нет. Но мы верили, что произойдет чудо. А они говорили нам ждите…. Он очень долго не приходил в себя и сам не дышал. 
    Самое страшные слова я уже слышала…
    Слава Богу Алеша пришёл в себя и начал сам дышать. Его перевели в отделение патология недоношенных. Но меня так и не положили к нему, говорили- не нужно привыкать, все равно он умрет…. 
    Шли недели, потом месяц и я больше так не могла. Я их очень просила. Пока мы не начали ругаться. Наконец- то меня положили к сунули. Подошло кормление, и они говорят: » Иди корми через зонд — учись.» Так как он не сможет сам ни есть, ни пить. Для меня это было тяжело слышать, но я не стала опускать руки и решила учить его сосать. Попросила у медсестры мензурку 10 мл. или чуть побольше и на нее одела пипетку. По капельке капала ему в ротик, чтобы появился хотя бы глотательный рефлекс. И он по чуть-чуть глотал и что-то вытекало и за 2 часа мы выпили эти 10 мл. Мамы других деток пришли уже на следующее кормление, а мы доедали…И слава богу, несколько недель и он научился сосать бутылочку, мне разрешили ему сцеживать, и он начал кушал моё молочко. Пролежали мы там около 2 месяцев, потом нас перевезли в другую больницу в Щекино. И там мы пролежали еще месяц, а в это время муж ездил по Московским клиникам, и они ему говорили: «Пусть он умирает дома…Так как на операционном столе он сразу умрет…»
    И Вот наконец — то нас выписывают из больницы. Забирать нас приехал муж. Я этому очень обрадовалась, но радость моя длилась не долго. Приехали мы домой, старший сын очень обрадовался, даже заплакал. 
    Тут подошло время кормить Алешку, мы его начинаем кормить. А у него остановилось дыхание… Мы не стали звонить в скорую помощь, сразу повезли его сами в Тульскую больницу. Так как скорую можно было не дождаться…А по дороге у него постоянно останавливалось дыхание, я периодически ему жала на грудную клетку и он начинал дышать. И так всю дорогу до больницы. Мы очень боялись, что мы его не довезем, но Боженька нам помог… Привезли мы его в больницу, а нам там говорят — зачем вы его привезли всё равно это неизбежно, всё равно он умрет, больше не привозите…Вы представляете наше состояние? … У него развивалась гидроцефалия и жидкость в голове давила, и он бывало из-за этого терял сознание, отключался на чуть-чуть. И нас всё — таки положили в больницу…
    Нас снова выписывают из очередной больницы, и мы не знаем, что нам дальше делать…. Мы начали обзванивать многие клиники, но нам отказали. Случайно по телевизору увидели НИИ нейрохирургии им. Поленова г. Санкт-Петербурга, там показывали детей с аналогичными заболеваниями. Сразу же позвонили в институт и связались с профессором. Он нас пригласил на обследование. Мы сразу взяли кредит и поехали в Санкт — Петербург. Там сказали срочно нужно оперировать. Первая операция была, чтобы поставить Алешке шунт, чтобы жидкость уходила. Вот забрали его на операцию, я не знала, что мне делать …. Время шло очень медленно, я не могла дождаться, когда все закончится. Хорошо, что рядом был муж. Операция шла дольше чем положено, так как еще вызывали специалиста, чтобы катетер вставить в вену. После операции его перевели в реанимацию, меня сразу же позвали, когда он очнулся от наркоза, но он очень плакал…. Ночь мы провели в реанимации, я с ним там сидела.
    На вторые сутки его перевели в отделение нейрохирургии. Шунт опустили в предсердие, так как в животик было нельзя у Алеше была паховая грыжа.. А в предсердие катетер уперся и жидкость не уходила. Пришел врач и говорит нужна опять операция. Тут его опять забирают Алешку на вторую операцию по укорочению шунта. Операция прошла успешно нам сказали, через сутки Алешку перевели в отделение. От операции он уже отошел, потом жидкость начала подтекать из шва на голове. Врачи его забрали в перевязочную, как он там кричал, не было сил терпеть… Крик стоял на все отделение, ему там зашивали шов. Так мы там пролежали 2 месяца, как более-менее нормализовалось нас выписали домой. Но радость не долго наша длилась… Через несколько месяцев, с шунтом опять что-то происходит и снова а Санкт-Петербург на операцию…И так мы в общей сложности сделали 8 нейрохирургических операций…. Операция шла одна за другой. Но мы не теряли надежды…
    На седьмой операции, когда Алеше поставили шунт саморегулирующий ему стало на 7 сутки очень плохо… Что произошло не понятно он переставал всех узнавать, вызвали реаниматолога он ему светил в глаза, а Алеша ни на что не реагирует. Врачи сразу его на каталку и на КТ головного мозга. Но он так и не приходил в себя, и изо рта начали сильно течь слюни. Сделали ему много уколов, но улучшений не было. Сразу его забрали в реанимацию, и сказали, что он впал в кому… А мне сказали мама готовьтесь к худшему… Я не могу вам передать, что со мной происходило…. Я рыдала и молилась. И на третьи сутки врач мне сказал: Мама ваш сын выжил, он очень хватается за жизнь. Я не знала, как благодарить этого врача, я ревела от радости… Вот так моего сынулю спасли снова, Слава Богу за всё. Каждая наша история- это борьба за жизнь.
    Сильно не веселая у нас история… 
    Слава Богу, Лешик мой отошел после всех операций и отказов врачей и обещаний, что он умрет… 
    И мы начали заниматься реабилитациями. Алеше поставили ДЦП, спастический тетрапарез, фокальная эпилепсию. Алешку надо постоянно разрабатывать, а то могут на руках и ногах развиваться контрактуры. Благодаря реабилитациям у нас этого нет. Мы занимаемся разработкой в Санкт — Петербурге в «Роднике» и Московской области Домодедово «Детство». 
    А для стимуляции головы, что бы он развивался, мы лечимся в клинике Мельниковой. И благодаря всем этим лечениям Алеша добился уже многого. Врачи говорили, что он не будет ни есть, ни пить, ни чего понимать…. 
    Но он всё понимает и может даже выполнять, что-нибудь легкое. 
    Он может говорить: мама, па, баба, иди, неа, да, дай, ля, уди и т.д. Пока всё, но на этом мы не будем останавливаться. 

Алеша уже лучше удерживает голову, подымает руку, когда его просишь. Для кого-то это мелочь, но для наших детей это большой подвиг…
В 2015 году у Алеши в носике воспалились аденоиды, и нам пришлось опять везти его на операцию. Потому что он переставал нормально кушать и спать … Спал он сидя, так как лежа он задыхался. А так Слава Богу всё пока более или менее. Алеша пока отдыхает от бесконечных операций и наркозов. 
В 2016 году у нас только были реабилитации, лечение, занятия на лошадях. 
И каждые три месяца мы с Алешей лежим в Тушинской больнице г. Москвы. 
В марте 2018 года у Алёши произошла отслойка сетчатки и перед днём рожденьем Алёши прооперировали левый глазик.
Живём мы в основном в больницах, как бы мне этого не хотелось, но увы у нас выхода нет…. . 
Но — ЖИВЕМ)